The Lion King - New Life

Объявление

    ПриветствиеВажноеНовостиПогодаБаннерыИгроки
  • Вас приветствует Фахари

    Дорогой друг, мы рады видеть вас на нашей ролевой. Вас ждет увлекательная игра, полная приключений на просторах Фахари. Мы рады всем: как новичкам, так и уже бывалым игрокам. Вы окунетесь в мир, полный интриг, мистики, опасностей и приключений! Добро пожаловать!
    Если Вы впервые зашли на нашу ролевую, то к Вам огромная просьба: пожалуйста, прежде всего ознакомьтесь с её правилами. Это поможет Вам поближе познакомиться с законами, которые действуют у нас, и предотвратит возникновение нелепых ситуаций.
    Игроки и гости форума! Не забывайте проголосовать за нас. Это очень важно! Заранее спасибо :)

    Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPРейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

  • Важные моменты ролевой
  • Наши новости

    О последних обновлениях ролевой вы можете узнать в следующей теме: Объявления.

    5 января 2016


    Объявлен набор в клан гиен! Начинайте придумывать себе интересных персов. Клан гиен будет учавствовать в основном сюжете активно. Не провороньте главные дожности! Вот тема: Клан гиен.


    2 января 2016


    У нас появился клан гиен!!! Начинаем записываться и занимать роли! Вот тема: Клан гиен.


    20 декабря 2015


    В веду написания нового сценария объявлена ПЕРЕКЛИЧКА. Просьба ВСЕХ игроков ознакомиться!


    6 декабря 2015 г.

    В разделе Сценарий появилось продолжение второго сезона! Просьба ВСЕХ игроков ознакомиться!


    13 октября 2015

    - На форуме объявлена перекличка! Всех игроков просьба: отметиться вот в этой теме!


    13 октября 2015

    - В ВК-группу ролевой было добавлено обсуждение "Осень 2015 - Сценарий". Подключайтесь и давайте обсудим продолжение игры вместе!)


    29 сентября 2015

    - В игру были добавлены погода и время суток. Подробности в теме Объявления.


    27 августа 2015

    - Была добавлена всплывающая табличка с краткими данными персонажа. Просьда игроков отписаться в этой теме.


    18 июня 2015

    - Рекомендуется идти в прайд Данте. Ознакомьтесь со списком вакансий: Вакансии прайда Данте


    - Конкурс завершён! Поздравляем победителей: Эну и Геллу



    10 июня 2015

    - 12 июня начинается новый сезон. Все незаконченные флешфорварды будут перенесены во флешбеки. Взросление.


    - Открылось голосование в конкурсе на лучший пост, спешите проголосовать!



    28 мая 2015

    - Теперь вы можете отыгрывать Флешфорварды



    27 мая 2015
    Был добавлен Справочник целителя Просьба всех игроков ознакомиться.



    26 мая 2015
    Добавлена тема Клан гепардов Просьба всех игроков ознакомиться.



    7 мая 2015
    Введена игра по сезонам. Срочно бегите придумывать квесты!



    16 апреля 2015
    Обновлен дизайн, ожидайте в скором времени изменений. с;



    6 апреля 2015
    Закрыт набор в одиночки. Убедительная просьба к игрокам идти в прайды, в них все еще свободно много важных должностей.

  • Время суток и погода

    Погода:

    Время суток:

  • Другие проекты


    Проект 'ЛИС'
  • Самые активные


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lion King - New Life » Замороженные флэшбеки » приходит время "закатить губу". <Оскар|Шеридан>


приходит время "закатить губу". <Оскар|Шеридан>

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s8.uploads.ru/t/gt6XM.jpg

Тип флешбэка: Флешбэк-воспоминание
Действующие лица: Оскар\Шеридан
Место действия: за пределами Фахари.
Время: 12 месяцев назад.
Время суток и погода: вечер. тепло. спадает жара.
Обстоятельства: Шеридан решает змеей обвиться вокруг Оскара, дабы получить хоть какую-то надежду стать королевой и заполучить власть.
Влияет ли это флэшбэк на основную игру?: ну как бы... да.

Отредактировано Оскар (26-01-2014 00:19:21)

+1

2

Начало игры.

Шер устало плелась где-то в хвосте растянувшейся на несколько миль колонны, состоящей из львов, гиен, других животных. Все были в одинаковых условиях, всем было тяжело. Именно поэтому кошка и не жаловалась, да и кому? Она никого не знала, поэтому чувствовала себя одиноко и безобразно.
Жара сделала свое дело и Эрида ощущала, что еще немного - и она свалится без сил, умирая от жажды. Но Боги слышали ее молитвы и вся колонна, как по чьему-то приказу, остановилась.
Шеридан облегченно выдохнула, только сейчас почувствовав, как щиплет подушечки лап. От жары они потрескались и теперь кровоточили. Прижав уши, хищница отчаянно взглядом искала местечко, где можно переночевать и отлежаться, да еще так, чтобы уберечь себя от ненужных взглядов и хищных клыков - дураку понятно, что чаще всего раненые и слабые особи становятся жертвами. Их не едят, а просто убивают потому, что они не могут защитить себя.
В какой-то момент взгляд хищницы зацепился за темную точку на фоне рыжего пейзажа. Там впереди в скалах зияла дыра, что на толкнуло на мысль о пещере. Львица, не медля, направилась туда.
Интересно, когда мы найдем хоть какое-то место жительства? Терпеть не могу такие огромные скопища животных. - На ходу думала Эрида, а вскоре ее лапы уже ступали в такую приятную тень. Вроде даже повеяло прохладой. Запах влаги сразу ударил в нос и львица даже обернулась - не идет ли за ней кто-то, способный отпихнуть от такой ценной сейчас воды. Но нет - никого, и она может вдоволь напиться и залечить раны.
Подойдя к небольшому источнику, львица наклонилась и, сделав глубокий вдох, начала пить. Глотки были размерянными и осторожными, розовый язык то и дело касался ледяной водной глади. Мурашки удовольствия пробежались вдоль позвоночника.
После того, как жажда была утолена, Эрида прошла вглубь пещеры и растянулась на каменном прохладном полу, начав вылизывать свои кровоточащие лапы, а после переходя на шерсть, дабы привести ее в порядок. Ведь когда ты следишь за собой - ты здоров, а когда запускаешь себя - начинаешь болеть.
Вот и сейчас Шеридан то и дело проводила шершавым языком по кофейно-бронзовой шерсти, даже не замечая, что не одна она приметила эту пещеру, но еще и лев, за которым она так долго сегодня наблюдала. И то, чисто чтоб не умереть от скуки и усталости...

+1

3

Жара нещадно мутузила тела животных. Сознание каждого превращалось в мороженное, которое таяло от высокой температуры. Но выхода нет. Нужно идти вперед. Ведь остановка Оскара, означала конец похода для всех львов, которые послушно шли за ним. Молча. Без нытья.
Черный не мог не признать, что ему это не льстит. Но так же чувствовал, что ответственность за сотню голов у него за спиной, его нереально отягощает. Черногривый поднял голову. Всплыли воспоминания. Он был здесь, пару лет назад. Юнцом он сбежал сюда от безысходности. Теперь зрелым, ответственным волком вернулся назад. Что в нем изменилось? Лев обернулся над и посмотрел на измученную Калипсо с его детьми. Он больше ее не любил. Лишь уважал и немного боялся. Все истощены и уставши. Ахади и София давно потеряли вид жизнерадостных львят. Просто плелись за матерью, время от времени опираясь на ее песочные бока.
Над правым ухом что-то бубнил бабуин, но Оскар просто не мог слушать этого психопата 24 часа в сутки. Надоедало. «Может зря я… нужно было остаться и пустить все на самотек. Естественный отбор бы сработал и выжили бы сильнейшие. Таким образом…», лев тяжело вздохнул. Цепочка мыслей ставила в тупик Оскара. Одна его сущность была самодовольным ублюдком, вторая – семьянином.
Скар резко остановился. «За теми холмами есть пещеры. Те самые пещеры».
- Пришли, - лев развернулся и громко рыкнул, остановив львов. – Иди разведи всех по пещерам. Там их штук 10. Самок с детьми расположи комфортней, львов одиночек размести отдельно от львиц. Нам не нужно новое поколение, пока что. - Скомандовал он бабуину. – Всех взрослых львов, от 5-ти лет соберешь завтра у правой крайней пещеры. Сегодня нам всем нужно хорошо поспать, - лев развернулся и подошел к Калипсо.
Диалог был короткий и громкий. В очередной раз получив по морде от темпераментной мамаши, Оскар направился в пещеру, которую присмотрел для себя. Повеяло прохладой и лев расслабился. На морде кровоточила царапина, но больше болел шрам на груди, напоминая, что здесь он его и получил. Здесь он порвал людей. Здесь он выборол жизнь. Второй шанс.
Источник приятно журчал, наполняя тишину пещеры жизнь. Отпив пару глотков, черный спрятался в темноту. Темнота успокаивала. Растянувшись во весь свой огромный рост на полу пещеры, Оскар впал в колодец мыслей: "Надеюсь, я смогу все проконтролировать. О, Ахейю, как долго я стремился стать королем, даже не представляя, как это сложно. Два льва умерло при переходе через перевал, но, ведь... они ослушались меня.."
Поток мыслей перервал шум шагов. Лев поленился сразу поднять голову. Никто из тех, кто его сопровождал, не превышал его ни в размерах, ни в силе."Я же сказал этому балбесу, что бы он отметил эту пещеру, как пещеру короля... неприкосновенную", - гора мышц заставила себя встать.
Оскар вышел из тени и аж приосел от удивления. Прямо перед его носом вылизывалась львица. Вот так вот спокойно и нагло.
- Девушка, пещера для одиноких самок немного дальше. Спросите у бабуина, - холодно проконстатировал факт лев. Ему не хотелось после сложного дня ни мило беседовать, ни уделять кому-то внимания. Черная морда не выражала ни заинтересованности, ни какой либо мягкости. Усталость и твердость.

Отредактировано Оскар (26-01-2014 01:32:23)

+1

4

Резкий звук заставил хищницу перестать себя вылизывать, но она даже не вздрогнула, словно ожидала подобного поворота событий. Голос вывел ее из состояния "непринужденного спокойствия", заставив раздраженно прижать уши к затылку. Сейчас к ней обращаются так, словно она - букашка, пустое место. О, Шер не считала себя таким вот пустым местом. Медленно и спокойно хищница из лежачего положения перешла в сидячее, при чем, сделала это так непринужденно и офигеть как спокойно, что могло показаться, будто не она нарушила чей-то покой, а кто-то потревожил ее.
- Мужчина, я не буду спрашивать у бабуина, где мне переночевать. - Кошка с хищным прищуром медовых выразительных глаз осмотрела льва, того самого, за которым наблюдала целый день. В какой-то момент у кошки даже возникло неопреодолимое желание зарыться носом в черную, густую гриву, чтобы проверить, какая она на ощупь. Но уже через долю секунды Шеридан встала и вальяжно обошла льва полукругом, садясь напротив его носа, преспокойно выдерживая его тяжелый взгляд. - И уж тем более я не собираюсь пресмыкаться перед кем-то, вроде вас, сударь. Оставьте гендерное неравенство пышущим тестостероном львам-двухлеткам, не определившимся в жизни. - Достаточно холодно проговорила Эрида, а затем, словно потеряла интерес к этому самцу, прошла в глубь пещеры, поближе к воде и улеглась там, начав вылизывать вновь открывшиеся раны на подушечках лап. Каких же усилий ей стоило вот так легко и грациозно прохаживаться и не выдать боли, которую ей причинял каждый шаг. Но нет же, ни дай Айхею показать слабость перед этим львом. Да лучше быть съеденным гиенами.
Эрида не была настроена сейчас на разговоры и на выяснение отношений. Ну да, она пришла в эту пещеру, она тут уже минут 10. И все эти минуты она никому не мешала - пещера не такая уж и маленькая, тут бы поместилось львов десять, если не больше. А этот наглец, Оскар, кажется, еще и фыркает. Подумаешь, король. Для кого он король? Для бабуина? Или для зебр и антилоп, которые шли вместе со львами. Или, может, он король для гиен? Нет? Тогда почему она должна признавать его своим господином? Ее прайда вообще нигде не видно, она одна представительница Ассии здесь. Без роду и племени. Так почему она должна признать над собой какого-то выскочку - льва, решившего поиграть в Ноя? Нет уж, увольте. Шери не будет ползать на брюхе перед тем, кто считает себя королем. 
Хотя... Этот лев мог бы сыграть ей на лапу, если бы она все провернула так, как удобно ей - Шер. На то она и Эрида - получившая сие прозвище за то хитросплетение паутин интриг и нечестных игр, которые она могла закутить вокруг себя. Но сейчас она была слишком уставшей после длительного пути, поэтому решила пока не вплетать должность этого самца в свою зарождающуюся идею всевластия. Это подождет. Рим строился не один день. Вот и она подождет, ведь терпение всегда вознаграждается.
Кошка потянулась и муркнула от удовольствия, а потом сладко так зевнула, демонстрируя острые крупные клыки. А затем положила аккуратную голову на лапы и закрыла глаза, теряясь в полудреме, хотя в любой момент готова была отразить атаку, если таковая последует. И все же, чувствовала себя здесь Шер в какой-никакой безопасности.

Отредактировано Шеридан (26-01-2014 04:01:00)

+1

5

Оскар обожал наглость и фамильярность. В нем сразу просыпался дамский угодник, только лев не знал, к месту ли сейчас это. Тело ныло и болело от длительного движения. Да и моральная угнетенность давила на Скара. Сейчас самка вызывала у него немного раздражение, немного бешенство, немного интерес. «Хамка, стерва, невыносимая - все, как я люблю. Ахейю никогда не подсовывает мне второсортных тряпок или трусливых антилоп", - лев усмехнулся, оценивая формы львицы. Хищник выглядел намного больше, и ее прелестная шкурка просто терялась на его фоне. "Ух как гордо блестят, аж судорога прошлась по телу", - его же разноцветные глаза выражали пустоту и незаинтересованность.
- Какие длинные и пустые речи. За хвост Вас никто сюда не тянул. Вы пошли добровольна за мной, доверив мне свою душу при переходе через горы. И, если вы думаете, что я такое чмо и занял эту пещеру для себя - ошибаетесь. Завтра пройдет более точное распределение, - Скар вальяжно обошел львицу и уселся возле источника. "Возможно я и не в праве считать себя королем, но черт подери... они поставили меня во главе колоны. Кто не захотел - остался в Фахари, не выбирая себе никого лидером, оставаясь на своих постах и привычных местах. Интересно, много ли присутствующих здесь имели дело с людьми, их оружием и менталитетом? Я жил тут, я знаю, как эти твари любят уничтожать, ситреблять...", - тихий утробный рык выдавили из льва воспоминания. Разноцветные глаза зацепили львицу: " У нее нет выбора, кому верить. Все равно ползти будет ко мне", - Скар с кислой миной оценил ее размеры, клыки и поведение. "Не впечатлила. Хамить здесь каждая индивидуальность может."
Снова пощечина по самолюбию незнакомки. Скар умел заинтриговать кого бы то ни было. Черногривый уставился на свое отображение в воде. Царапина на морде неприятно кровоточила, кровь наплывала на глаз. «Как же эта стерва постоянно находит самую слабую точку? Калипсо всегда добирается до старых шрамов, вскрывая их, выпуская в наружу все. Порядочная с*ка», - Скар усмехнулся.
Он абсолютно трезво и отдавая себе отчет упал на мороз, относительно самки, присутствующей в этой пещере. Если ей нужно будет поговорит – заговорит с ним сама. Оскар не собирался нянчиться с каждой стервой и сволочью, которые его сопровождали.

Отредактировано Оскар (26-01-2014 16:52:19)

+1

6

Игнорируешь - игнорируй полностью, соответствуй образу, который ты себе выбрала. - Строго приказала себе кошка, которую так и подмывало огрызнуться и сказать кое-кому кое-что по поводу пустоты речи. Но нет, слишком горда и независима, слишком рано повзрослевшая, Эрида не могла себе позволить острить тому, с кем, якобы, не разговаривает.
Поэтому когда лев закончил речи и оценивающе ее осмотрел, Шер ничего не сказала. И когда его взгляд разноцветных глаз скользил по разным частям ее тела - она тоже промолчала. В общем и целом, она играла ту роль, которую избрала. Роль безразличной с*ки, которую не волнует ни чье мнение кроме собственного. Собственно, Шер всегда беспокоилась за свою шкуру, так как более не на кого было положиться.
Когда Оскар обошел источник и лег - она даже не последила за ним взглядом. Просто положила голову удобнее на лапы и тихо выдохнула, готовясь ко сну.
Сон не шел долго, Шер даже прислушивалась периодически к дыханию льва - он, по всей видимости, спал без задних лап, набираясь сил перед завтрашним продолжением пути. Об этом говорило его ровное, глубокое дыхание. Кажется, это даже стало убаюкивать саму кошку, потому что глаза ее медленно закрылись, а сознание провалилось в темноту. Даже легкое тепло от крупного тела Оскара ощущалось львицей, но сон ее был беспокойным.
Кошмары настигли ее и этой ночью. Ровно как и в другие такие же ночи. Нет, она не рычала во сне, не билась в агонии и не страдала от чего-то неведомого. Просто, как и всегда бывало, ей снился момент ее детства - тот самый горький осадок, ложка дёгтя в бочке с медом. Ей снился ее дрянной отец, а еще снилось то, что он с ней сделал.
Внезапно глаза кошки резко распахнулись, в них читались ужас, отчаяние и боль, безысходность и осознание абсолютной беззащитности.
Сердце гулко стучало в груди, а все тело тряслось, как осиновый лист под ледяным октябрьским ветром.
Шери тихонько встала, чтобы не будить Оскара (все же, она заняла его пещеру и не хотела доставлять неудобств хозяину этого временного жилища), и бесшумно, как умели все львы прайда Ассии, вышла за пределы пещеры. Там царствовала глубокая ночь. Небо поражало своей красотой, но все же, это не было небо Фахари. Звезд было не так много, и были они холодными и неприветливыми.
Шеридан прошла чуть-чуть вперед, ища взглядом подходящее место для размышлений. Все же, стены слишком давили на нее - Оскар мог даже и не проганять ее, так как она сама бы со временем ушла.
Впереди показался валун, достаточно широкий и, на первый взгляд, крайне удобный для лежачего положения. Хищница подошла к нему, обнюхала и, не заподозрив ничего, что бы ее напугало или насторожило, с завидной грацией запрыгнула на каменную поверхность, а потом легла, наблюдая за звездами и за линией горизонта. Вряд ли ей удастся заснуть - кошмары об отце напрочь выбили желание спать.
Остается еще часа четыре до рассвета, и больше ничего не остается, как думать и смотреть в даль, туда, где когда-то была Фахари, где был ее дом, но там где она чувствовала себя одинокой и ни кому не нужной.
Интересно, многие ли выживут после перехода? Знает ли Оскар, что делает? Куда он их ведет? Кто такие люди, и что они из себя представляют? О, сколько же вопросов крутилось в голове хищницы. А спросить и не у кого...

Отредактировано Шеридан (27-01-2014 04:33:12)

+1

7

Оскар тушей упал на каменный пол. Поближе к выходу. Он может и был против нахождения львицы в пещере, но куда уже ее выгонишь? «Бабы! Все вы такие!». Лев не спал. Шрамы, которые он получил здесь, нещадно болели, а крест на груди кровоточил. То-ли от усталости и перенапряжения, которые терпел Скар, то-ли от того, что место, где они были получены, неестественно давило на него. Эти стены, эти пейзажи. Никто из львов не представляет, что он чувствовал, видя все это снова. Сейчас он полностью взял под контроль свое тело и свой рассудок. Тихое, спокойное, ровное дыхание. А в голове хаос мыслей. Его бесило поведение осуждающих, бесили косые взгляды в спину. Он не хотел сюда возвращаться, ему было невероятно больно. «Я здесь почти ушел к духам, здесь я выгрызал разрешение жить своими клыками. Здесь я смотрел в глаза смерти», - он устало зевнул. Усталость одержала победу, и под журчание пещерного источника Оскар отдал свое сознание Морфею. Почему-то, стало резко все равно. Только под черногривым образовывалась небольшая лужа крови. «Нормально. Здесь все пропитано моими соками. Моими криками, и моими царапинами». Морфей огородил его от любых снов. Здесь ничего хорошего присниться не могло. Да и не зачем. Лев не видел смысла в снах, его сознание и так пылало картинками, когда он бодрствовал. Всему нужен отдых.
Из пьянящего сна его вывел безумно громкий стук сердца соседки. Чувство страха. По телу пробежала дрожь, но Оскар не вскочил. Наоборот, еще больше расслабил тело, дабы разведать ситуацию. Он напряг свой нюх, но тот, в свою очередь, не уловил ничего. «Хм, странно. Что могло вывести столь ледяную и каменную особу из равновесия? Дурной сон?» - Лев в мыслях хмыкнул, но как только львица бесшумно покину пещеру – тихо встал и, словно тень, отправился за ней.
Прохладный ветер приятно трепал гриву. После испепеляющего солнца лунный свет казался просто божьей благодатью. Скар вообще любил ночь. А особенно считать звезды на небе Фахари. Там была какая-то своя атмосфера, романтика и все дела.
Лев терялся в ночном пейзаже. Лишь разноцветные глаза сверкали в темноте. Черногривый подошел к львице более, чем бесшумно. Это он умел, не смотря на свою массивность:
- Тебе страшно? – Спокойный хриплый голос. Твердый. – Почему тебе страшно? Если ты не верила мне – зачем пошла следом? – Эти вопросы должны были прозвучать всем. В них слышался упрек. Со шрама на груди так же капала кровь.
Лев подошел совсем близко, впритык и прошипел в самое ухо хищницы:
- Ты здесь беспомощна, одинока и тебе страшно, - он хмыкнул и отошел, давая собеседнице шанс вдохнуть свежий воздух, доступ которого перекрывала его густая грива. – Не отрицай. Ты излучаешь страх и беспомощность. Ты излучаешь безысходность. И, если ты сейчас начнешь это отрицать – я тебя убью, - он сидел спиной к ней. – Если ты в этом сомневаешься – рискуй, - голос Оскара звучал холодно, но с долей мягкости. Исход этой словестной игры, которую он начал, был неизвестен.

+1

8

Думаете, Шер ненавидела отца? Нет, она очень любила его и скучала по нему. И дрянным она считала его только потому, что он снился ей каждую ночь. Каждую ночь она переживала его смерть, каждую ночь его кровь захлестывала ее. Эрида буквально захлебывалась в красной жиже, мечтая только об одном - скорее проснуться. И каждый раз это было все сложнее - в какой-то очередной день львица просто боялась не проснуться.
Именно это с ней делал каждую ночь отец. А все из-за ее брата - Нейта. О, если бы она увидела его, нашла - то убила бы без суда и следствия. Из-за него погиб ее папа, а страдает она так, будто сама убила его.
Шери лежала на камне, поджав под себя лапы и смотрела на звездный небосвод.
Какими же колючими взглядами смотрели на нее звезды чужого неба.
Сколько будет еще бессонных ночей. 
Из постели в постель ползти до утра. 
Надо дождаться хотя бы первых лучей
И забыться на время, пока не наступит весна. 
Прятаться глупо, даже если бушует гроза. 
Под потоком воды пропадает звериная злоба. 
Если нет своих слез под дождем пусть мокнут глаза. 
Если есть в мире счастье, то все же больше кривого.
(Смысловые Галлюцинации — Чужое небо)

Мысленно пела кошка, боясь словами нарушать тишину. Слишком давно она не пела. И вряд-ли когда-нибудь запоет.
Внезапно ночь заговорила с ней голосом Оскара. Она спрашивала, страшно ли ей. Спрашивала, но не знала истинной причины страха. А потом голос переместился ей в голову, опаляя мохнатое ухо и почти весь затылок неимоверным жаром чужого дыхания. Тысячи мурашек прошлись вдоль позвоночника львицы, но та даже не сдвинулась с места, только сейчас понимая, почему погасли звезды - грива, чернее ночи, закрыла ей глаза и в какой-то момент Шер даже забылась, ощущая лишь, что грива мягкая и именно такая, какой она ее представляла. А потом вся иллюзия исчезла - Оскар отошел от нее, а в нос Эриды ударил запах крови, от чего она еще больше встревожилась. Кровь, как же она ее не любила. Именно львиную кровь. От нее у нее в горле начинались удушающие спазмы.
Эрида успела взять себя в лапы до того, как паника завладела ею.
Настало время отвечать на вопросы. Вопросы Короля.
Шер села и шумно выдохнула, думая, что ответить.
- Да. Мне страшно. Я терпеть не могу признаваться в этом, но это так. Но вовсе не потому, что ты большой и грозный, или пытаешься таким быть. По-другому массы не удержишь - диктатура и контроль всегда были залогом дисциплины. - Удивительно, а ведь Оскар даже не знал ее имени. Такая уж ирония - имена членов верхушки власти народ знает, а вот власти все равно, какое имя носит народ или отдельные его элементы.
Шеридан смотрела на звезды, обдумывая следующий ответ.
- Мне страшно потому, что духи прошлого неотступно следуют за мной, и каждую ночь я вижу один и тот же сон. И каждый последующий сон реалистичнее предыдущего. Когда-нибудь я могу не проснуться. И меня это пугает. - Эрида выдохнула, коря себя за то, что слишком уж откровенна с этим львом.
- Я не верю никому, кроме себя. Так уж повелось с детства. Таким был мой прайд, и такое у меня настоящее. Верить можно только себе и каменной стене за спиной, ведь стена не подведет, не отойдет в сторону. Я пошла за тобой, потому что хотела жить. Это желание - единственное, что толкнуло меня идти вперед. Даже не смотря на то, что когда-нибудь я могу не проснуться. - Говорила львица беспристрастно и прохладно, но в ее голосе присутствовали нотки горечи и затаенной обиды на целый мир, словно у маленького львенка.
- Это действительно безысходность. И если ты так боишься опалить свои крылья всевластия в лучах этой безысходности одного из своих подданных, я могу уйти. Знаешь, тебе нечего терять, когда ты наполовину мертв. - Последние слова хищница прошептала с какой-то злобой, а ее медовые глаза сверкнули слепой яростью. Последнюю фразу она сказала про себя. Где-то внутри матерым зверем заклокотала обида, злоба на себя, на свою слабость, на свое нытье, которого кошка не позволяла себе уже так долго. Это была слепая ярость на то, что она сейчас изливает душу этому льву, совершенно не зная его. Она так никогда не делала, и это ей не понравилось. Она так долго жила в осуждении и издевках, что совсем отвыкла от понимания.
Ситуация ее взбесила. Оскар не имел права вторгаться в ее голову, в ее мысли, в ее ментальное пространство и при этом угрожать убить, если она не скажет правду.
Все это только расстроило самку еще больше и она раздосадовано полосонула когтями по камню с такой силой, что в стороны полетели искры. Сдавленный рык вырвался из груди, и Шер спрыгнула с камня, проходя чуть вперед. Лапа снова стала кровоточить, но кошка не обратила на это внимания. Ее гибкий хвост то и дело хлестал по тощим бокам, а сердце ухало в груди так, словно собиралось пробить костяную клетку и вылететь на свободу.
Шер уничтожали ее демоны, демоны ее прошлого, демоны, следовавшие за ней по пятам изо дня в день, из года в год. И, как оказалось, от них не было спасения.
Львица села, зажмурившись, а ее плечи предательски опустились. Если Оскар начнет ее добивать вопросами, она просто не выдержит. А она должна.. Она должна показать, что никто и ничто не может вывести железную Эриду из себя. 
Казалось, даже звезды смотрели на нее осуждающе. Ну и пусть, все равно никто и никогда не жалел ее - никому не нужную падаль. Жалость ей была чужда. Противна. Шер настолько привыкла быть сильной, что забыла, что такое быть слабой. И именно сейчас стены жесткости и спокойствия, возводимые на протяжении долгих лет одиночества, дали брешь...

+1

9

За истерикой львицы Оскар наблюдал с завидным безразличием. Можно было подумать, что они ни во что не ставит ее крики, претензии, упреки. Ее крик словно пролетал мимо, а возможно и не долетал до ушей черногривого. С отвратно изогнутой от удивления бровью лев наблюдал за психологической агонией кошки. Разноцветные глаза не выражали ничего. Когда хищница закончила, он медленно начал свою речь. Хриплый голос утяжелял обстановку, обременял ее чем-то еще более темным, чем ночь. Он сидел, не шевелясь, одной огромной массой:
- Ты слишком молода, чтобы знать, что такое настоящая боль, - сухо вынес он свой вердикт, поставив после речи кошки огромную точку. Он вовсе не хотел ее обидеть, просто в силу возраста знал, что говорит. В подтверждение этого, Скар чисто для себя вспомнил все шрамы, которые украшали его тело. Что-то получено еще в молодости, что-то в попытке выжить, а что-то досталось ему в память от страстных львиц. Как например шрамы на лапах, после ночи с Калипсо. Его тело было картой его жизни – с кучей неожиданных поворотов и углублений. – Ты не знаешь, что такое - не спать сутками, неделями, годами. Тебе в спину, максимум, дышала голодная смерть, от которой можно убежать. Хотя, от любой смерти можно убежать, - усмешка украсила его морду. – Тебя никогда не преследовало прошлое. Не ходило за тобой по пятам, не вызывало у тебя кровотечение и психические сдвиги, - тихий утробный рык, ведь крест продолжал кровоточить. Рана все больше расходилась. – Духи твоих родителей не ходят рядом, не напоминают, что, возможно, не будь ты глупцом, все бы остались живы. Или такова была воля Ахейю… Твое сознание никогда не терялось между прошлым, настоящим и будущим. Сомневаюсь, что ты когда-то обрывала все, что есть, что бы молча ступить в темноту. Ох, как же ты молода и сколько еще не пережила, - лев внимательно посмотрел на львицу. Его голос звучал приглушенно и монотонно.
- В твоем юном возрасте я уже был здесь. Один. Я смотрел в глаза смерти, когда меня пытались распять двуногие. А они… знаешь, они еще более жестоки, чем Каннибалы, - Скар хмыкнул. – У них нет ни жалости, ни понятий. Мне пришлось пролить невероятно много крови отцов, детей, семей, что бы выжить. И эти голоса всегда, всегда в моей голове молят о пощаде. Морфей не выделяет мне снов, ведь знает, что это меня добьет. Он вообще очень заботливый и выделяет нам то, что мы просим. Может, ты просишь его давать тебе такие сны? – Прервав свой монолог, резко спросил Оскар. Но, не дождавшись ответа, продолжил: - Ты спрячь ненависть. Сейчас она никому не нужна. Даже Калипсо, у которой бесконечное количество причин меня ненавидеть, молча идет рядом. Я не ставлю ее тебе в пример, просто констатирую факт. Ненависть - она убивает. Именно она приводит к краю обрыва. И самое страшное, что ты добровольно готов спрыгнуть, - черный замолчал. Ему было больно говорить. Да он и подустал. «Каждый второй уверен, что его история уникальна. Что никто не терял родителей, никто не терял любимых и никто не получал шрамы в бою. Но я уверен, никто не видел людей. Ни один из них не видел истинное обличье страха и боли. А ведь оно такое немощное и бессильное. Такое… хрупкое», - лев немного ушел в себя, вспоминая, как хрустели под его лапами человеческие кости.
- А ведь они просто называли меня демоном...

+1

10

Шери ничего более не говорила. Да и как она могла? Что бы она сказала? Оскар все перечеркнул, говоря, что прошлое никогда за ней не шло по пятам и что она не знает, что такое бессонные ночи. Как же хорошо она знала.
Правда, все это ушло на второй план - Оскар рассказывал о себе и своей жизни. Оказалось, что и у него были свои демоны. У каждого они есть, просто у кого-то их больше, у кого-то они злее и беспощаднее.
Хищница слушала как-то отстраненно. Единственное, за что она была благодарна льву, так это за то, что он не жалел ее, ведь именно этого ей так не хотелось. Или хотелось? Она корила себя за то, что показалась черношкурому припадочной истеричкой, но своих слов и своего поведения уже не вернешь.
Самка смотрела на линию горизонта, не думая ни о чем. С ее уст слетела короткая фраза:
- Ты прав. - Сказано было тихо, но Оскар наверняка услышал ее слова. Ну да, пусть потешит свое самолюбие. Ей ничего более не остается, как довериться ему. У нее никого нет, она одна. Так почему бы не найти себе того, кто хоть и временно, но сможет ее защитить?
Почему-то Шеридан подумала, что если бы ей угрожала какая-то устранимая опасность - Оскар бы ее устранил. Просто возникло такое острое ощущение.
Кошка встала и аккуратно подошла ко льву. Села напротив него. Посмотрела в глаза - без страха и какого-либо упрека.
- Просто отпусти. Всё... - Взгляд ее медовых глаз изучающе скользнул по морде льва, по его чертам, скользя ниже и останавливаясь на груди, которая в полумраке мерцала тысячью звезд. Запах крови перебил мысли Эриды.
Так вот откуда этот запах, оказывается, Оскар не врал. Он был ранен. Но почему, почему она терпеть не может этот вкус? Что же делать...
Надо отдать кошке должное - она не отвернулась, не отошла подальше ото льва. Она наклонилась к хищнику, и теплым языком коснулась кровоточащей раны, аккуратно проведя им вдоль всего шрама, останавливая кровь и надеясь на то, что рана к утру затянется. Да и не гоже Королю ходить с запекшейся на груди кровью. Да и была она вовсе не такой, как у ее отца. Кровь Оскара не пыталась утопить ее.
После того, как Эрида закончила, она совсем не специально, а скорее, по привычке, тихо уркнула, потянувшись. А потом совсем неожиданно для себя и для Оскара, наверное, устроилась у его лап и свернулась калачиком, при этом, лапы льва касались ее спины. Шер устало зевнула, и ее снова поглотил Морфей. На этот раз она, правда, поступила, как сказал ей Король - попросила у Морфея спокойного сна. И спокойный сон пришел в виде ничего. Просто черный фон. Но как же приятен он был.
Дыхание кошки во сне было ровным и глубоким, шерсть под бледным светом звезд загадочно переливалась.
Где-то подсознательно хищница чувствовала тепло, исходящее от массивного тела Оскара. Может, ей только казалось, а на самом деле, он давно ушел в пещеру? А то вдруг кто-то увидит его рядом с ней, простой львицей без роду и племени. Она не знала. Она вообще сейчас не думала, просто спала, как и в детстве, свернувшись в клубок.
Иногда в голове мелькали размытые картинки из истории Оскара, но они были такими мутными, что толком и не было ничего понятно. Наверное, когда-нибудь Шер увидит их четче, а пока...
Пока она спала, а звезды и, в совсем мизерной вероятности Оскар, охраняли ее сон.
Завтра снова будет тяжелый день, а пока... Пока еще целых четыре часа до официального подъема. Пока можно расслабиться.

+1

11

Шершавый язык прошелся по старой ране. Оскар издал рык. Туда ему никогда не удавалось добраться. Как же он нуждался в этой доле сочувствия. Да, именно так он расценил поступок львицы. Но, ему было хорошо. Она ему верила. Безоговорочно, ее душа и тело принадлежали ему. Почему? Потому что он это хотел. Подсознательно. Черт подери, она заставляла чувствовать себя королем.
Львица, словно котенок, уснула у его лап, и Скар чувствовал ее размеренное спокойное дыхание. Ритм ее сердца был спокоен. Все было спокойно. Звезды потихоньку стали уходить с неба. Где-то в глубине души Оскар молился, что бы ночь продлилась дольше, давая самке выспаться.
Устало лег рядом. Тихо и осторожно, что бы ни в коем случае не сбить чары Морфея. Его массивное тело излучало тепло. Густая грива защищала от порывов ветра. Он действительно был громадным. А она действительно была хрупкой. Скар почувствовал себя молодым львов с бешеным количеством гормонов внутри. Все полыхало, тряслось и заставляло сердце биться немного быстрее.
«Все отпустить. Хах, как легко это звучит, но как невозможно осуществить. Я уже 5 лет борюсь с собой. Борюсь с древними картинками с детства, где меня заставляют есть львятину. Я борюсь с демоном внутри, который вылазит каждый раз через чертов крест, вынимая всю сущность с собой. Эй, малышка», - он аккуратно положил голову на лапы. «Я не могу отпустить своих демонов, они глубоко во мне. Они есть я. Меня породили Демоны», - Скар иначе не называл свою семью. «Одержимые в одержимом акте зачали меня. Одержимостью я ослеплен вовеки», - точка. Рана перестала кровоточить. Мозг Оскара выключился на перезагрузку и черногривый мирный засопел рядом. Его уши улавливали каждый звук. Опасность, что их заметят – его не пугала. Максимум Калипсо морду раздерет. Ну и черт с ней. Не в первой. Странно было ощущать возле себя теплый бок. Невероятно странно и приятно. Оскар боялся спугнуть это дивное прекрасное ощущение.
- Эй, соня. Вставай, - лев тихо рыкнул на ухо львице и сам подскочил. Солнце над ними уже встало, но до собрания было очень далеко. Оставлять ее одну не хотелось. Всего ночь, а Скар привязался. Ему хотелось охранять и опекать. «Мало ли, что может произойти. Все спят», - нелепое оправдание, но все же. На большее льва не хватало. Следующий час он хотел провести с ней. Кстати…
Сделав голос по максимуму невозмутимый, лев спросил:
- Как твое имя? – Начал разговор. Нормальный разговор, а не исповедь двух морально не здоровых львов. Это оказалось нереально сложно. Даже странно: «Да старик. Давно ты не общался с львицами», - ухмыльнулся он сам себе.

+1

12

Шер спала, а сон ее еще никогда не был таким вот спокойным. Львица мирно посапывала, иногда во сне дергая правым ухом. Ее окружало тепло. Сквозь сон она чувствовала тепло и дыхание Оскара. По крайней мере, она думала, что это он. Ей просто было хорошо и комфортно.
Тихий рык на ухо разбудил кошку. Она вздрогнула и открыла глаза, медленно подняв голову с лап. Рассвет уже занимался, да только вот вряд ли они сейчас продолжат поход - нужно еще проснуться.
Эрида встала и с наслаждением потянулась, грациозно изогнувшись. Думала о чем-то своем, пока мысли ее не прервал голос Оскара. Он спрашивал, как ее зовут, и голос льва, надо сказать, немного отличался от того раздражительного, который был вчера.
Самка посмотрела в глаза черногривого, а потом спокойно ответила:
- Шеридан. Хотя многие знают меня как Эриду. - Легкая тень улыбки скользнула по ее губам, но вскоре исчезла. Шер сделала глубокий вдох - чистый воздух заполнил легкие. Поднимающееся солнце нежно ласкало карамельную шерсть хищницы. Она была довольна всем - жизнью, ситуацией, окружением. На душе было как-то светло после этой ночи. Может быть, впервые кошка проснулась с хорошим настроением? Даже удивительно, как такое могло быть правдой. Шери подошла к какой-то небольшой коряге и принялась точить когти. Вскоре, когда коряга уже не подлежала ремонту, а когти хищницы приобрели должный вид, она прекратила. Затем посмотрела на льва, всего лишь на короткое мгновение. Или чтобы полюбоваться, или чтобы оценить его внешность под лучами восходящего солнца. Ведь весь поход она держалась так далеко, что Оскар был для нее просто крупной черной точкой. Так близко она его еще не видела.
Ох, сколько львиц, узнай они о том, что король так вот запросто спал бок-о-бок с какой-то никому не известной кошкой, могли бы, не раздумывая, перегрызть ей глотку. Слишком уж многие вились вокруг Оскара, слишком многие и слишком уж молодые - двухлетки, максимум - трехлетки. Конечно, сама Шер была не многим старше их, но она же не вилась вокруг льва. Она просто существовала в одном мире с ним, если можно так выразиться.
Существовала и не требовала для себя ничего. Может, мудрости у нее было больше, или глупости... Но почему Оскар к ней так отнесся и ночью и рано утром - кошка не понимала и ее это даже заинтриговало. А что же будет дальше? Она уже задавала себе подобный вопрос, но ей действительно было интересно, как будут развиваться события и почему, собственно, Оскар разбудил ее намного раньше? Из вредности, или у него были свои мотивы?
Шер прошла рядом со львом и легла недалеко от него, совсем немного в стороне, а потом растянулась во всю длину - от носа до кончика хвоста, подставляя левый бок под солнечное тепло и тихо мурча от удовольствия. Даже глаза зажмурила - так ей было хорошо.
Легкий ветерок путался в бронзе ее мягкой шерсти, смешно шевеля отдельные волосинки. Да, как же давно у этой кошки не было такого замечательного настроения.

0


Вы здесь » The Lion King - New Life » Замороженные флэшбеки » приходит время "закатить губу". <Оскар|Шеридан>